Опрос

КУНГУР ЭТО

14% 14% [ 14 ]
30% 30% [ 31 ]
12% 12% [ 12 ]
15% 15% [ 15 ]
10% 10% [ 10 ]
14% 14% [ 14 ]
7% 7% [ 7 ]

Всего проголосовало : 103

Галерея


Партнёры
Rambler's Top100
Кунгурский каталог сайтов Free counters!
Поделиться в сетях
Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Календарь Календарь


ПРЕДКИ ИЗ ВЕЛИКОГО УСТЮГА

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

ПРЕДКИ ИЗ ВЕЛИКОГО УСТЮГА

Сообщение  Алина Дием в 31.08.17 17:01


   Урождённая Ковшевникова, более сорока лет я носила эту фамилию, поэтому с неё и начну. Фамилия русская, северная, суффикс -ников указывает на то, что образована фамилия от ремесла и первые носители её были ремесленники, они делали ковши. Но я как филолог не удовлетворилась столь простым ответом и решила покопать в этимологии. Оказывается, бытовало в стародавние времена на русском севере такое слово – «кошéва», и обозначало оно широкие и глубокие сани с высоким задом, обитые кошмой или рогожей. Ну, а те, кто изготавливал такие сани, назывались кошевниками. Думаю, это ближе к истине, ведь сани были нужнее ковша.
   Как библиограф, я покопалась и в словарях. В частности, В.И. Даль приводит слово кошевник в таком толковании: кошевник – дровяной трёхполенный лес в сплаве, в кошмах. Мне кажется, это тоже заслуживает внимания, тем более, дрова на севере – первейшая необходимость. К тому же, это слово сплавщиков и так перекликается с судьбой – дед наш Михаил Ковшевников на старости лет был вынужден работать в сплавной конторе. Ну, от какого бы слова ни происходила наша фамилия Ковшевниковы, главное – от ремесла, значит, предки наши были простыми ремесленниками. Это подтверждают писцовые книги и переписные книги, которые есть в Российском государственном архиве древних актов – РГАДА. Архив находится в Москве. Вот, например, Писцовая книга г. Великого Устюга и Устюжского уезда. 1623-26 г. Копия.
   РГАДА, Ф. 137. Оп. 1. Д. 214. Л. 8:
   «Место дворовое тяглое что был двор Ивашка Денисова ковшовника а ныне тот двор снесен в Стрелецкую слободу» (Л. 8).
   «Место дворовое» – значит собственный дом, «тягловое» – значит Иван Денисов ковшовник платил налог, как и положено горожанину-ремесленнику. «Двор снесён в Стрелецкую слободу – значит, что дела у этого ковшовника шли достаточно хорошо, чтобы переехать на другую улицу, скорее всего, более знатную улицу, и поселиться со стрельцами. А ранее он жил на улице у острога, но вместе с другими стрельцами переехал:
   «Улица Аклин от острога идучи к торгу дворы по левой стороне
   Место дворовое тяглое был двор стрельца Осипка Чебыкина а ныне снесен в Стрелецкую слободу Место дворовое тяглое что был двор стерльца Ивашка Павлова а ныне тот двор снесен в Стрелецкую слободу Место дворовое тяглое что был двор Ивашка Денисова ковшовника а ныне тот двор снесен в Стрелецкую слободу»

   (РГАДА, Ф. 137. Оп. 1. Д. 214. Л. 8).
   Здесь же, в Устюге, жил ещё один Иван – Иван Фотиев ковшевник, – как видим, такое произношение ремесла полностью совпадает с нашей фамилией – Ковшевниковы. А жил он на улице с потрясающим названием – Вздыхальная!
   «Улица Вздыхальная едучи к торгу дворы по правой стороне Место дворовое Олешки Мануйлова ходит меж двор а двор згорел во 128м году (1620 год) Место дворовое Безсонка Потапова серебряника он живет в улице в Селце Ивашко Фотиев ковшевник»
   (РГАДА, Ф. 137. Оп. 1. Д. 214. Л. 9)
   В наше время некоторые древние акты можно прочитать не только в Москве, но и по интернету в открытом доступе, чем я и воспользовалась. Читать эту писцовую книгу 17 века города Великий Устюг – особенное удовольствие, потому как ясно встаёт перед глазами жизнь северного города в названиях улиц и площадей, в профессиях его обитателей, что прямо на глазах превращаются в фамилии. Вот, например, живут ремесленники, которые режут костяные пуговицы для одежды – «пугвишники». В одном месте писец их называет «Митка Офонасьев пугвишной мастер», в другом месте – «Меншичко Кондратьев пугвишник», а вот появляется и настоящая современная фамилия, написанная уже с заглавной буквы: «Изотка Иванов Клюсов Пугвишников » (Л. 25).
   Вот таким способом в 17 веке начали возникать русские фамилии из названий ремёсел, уличных прозвищ, от имён дедов.
   Наши предки ковшевники жили среди других ремесленников. Послушайте, как звучат названия их ремёсел – будущие фамилии:
 
   «В той же Вздыхальной улице дворы по левой стороне Гаврилко Михайлов Шутов (Л. 10) сапожник да дети ево Игнашко а прозвище Зелена
   Ларка Васильев Бучин свечник да братья ево Гараска да Огафонко
   Онуфрейко Ларионов крупяник
   Пятунка Самсонов иконник Якушко Иванов плотник
   Петрушка Григорьев пугвичник Сенка горшечник
   Ивашко Иванов Хомяк крупеник.
   Сенка да Ивашко Ивановы дети Гольцова иконники.
   Ондрюшка хлебник
   Остафейко Черепанов горшешник»...

 
   Чем занимались наши предки каждый день своей жизни, видно из ремёсел. В Великом Устюге пекли разный хлеб, поэтому жили хлебники и калачники, пирожники, крупяники и крупеницы, солоденики и квасники. В городе жили мясники, луковники, зеленщики; делали обувь кожевники, сыромятники и сапожники; шили одежду портные мастера, овчинники, скорняки, а рядом с портным жил «Из Рожественские улицы направо идучи к торгу улица Никольская дворы по правой стороне Микитка Емельянов завязочник». Скорей всего, он плёл завязки не для одежды, а для мешков и рогожных кулей, но ведь нашел себе нужное ремесло, тем и кормился.
   «У Николы Чюдотворца на площади» жил Шестачко Александров кошелник» (Л. 7 об.), он изготовлял кошели – вероятно, для ловли рыбы, а не кошелки для устюжанских модниц. Хотя для красавиц-устюжанок трудился «Ивашко Чапля гребенщик», который резал костяные и деревянные гребешки для причёсок.
   В городе жили рукавичники и несколько семей пуговишников, видать, дело было прибыльное – резать пуговицы из костей – работа ручная, небыстрая, требующая художественного чутья.
   Художниками были иконники, писавшие иконы, и серебряники, делавшие посуду из серебра, недаром это ремесло семейное:
   «Богдашко Дементьев Потапов да дети ево Офонка да Демка да Тренка серебряники».
   Кроме «извощиков», было востребованное ремесло – носовщик, то есть тот, кто стоял на носу судна и показывал путь на реке:
   «Сысойко Остафьев ходит на Двину в носовщиках
   Девятко Тархов ходит на судах в носовщиках
   Гришка Олексеев Оленев ходит на судах в носовщиках».

   Очень жаль, что сейчас мы называем носовщика заморскими словами – лоцман, штурман. Многие слова утрачены из родного языка. Вот, например, что делал моршечник и что такое моршни?
   «Петрушка Палицын делает моршни
   Микитка Кузмин моршечник»
(Л. 21).
   Оказывается, моршни – старинная обувь, сделанная из одного куска кожи.
   Но в городе на «Улице Гулыня едучи от торгу к Спасским воротам по правой стороне» жили также
   «Зиновейко Микулин поршенной мастер» да
   «Порошка Микитин поршевник».
   Поршни – это тоже старинная обувь. Вот как описывает Владимир Иванович Даль её изготовление:
   «... поршни вообще не шьются, а гнутся из одного лоскута сырой кожи или шкуры (с шерстью), на вздержке, очкуре, ременной оборе; обычно поршни из конины, лучшие из свиной шкуры, есть и тюленьи и прочие: их более носят летом, налегке, или на покосе, где трава резуча, а рыбаки обувают их и сверх бахил...»
   Есть и поговорка в народе: «Поршнями медведя не испугаешь: сам космат».
   Словари утверждают, что эта обувь использовалась в России вплоть до начала XX века.
   Не обойтись в городе и без такой профессии, как винокур. Их в Великом Устюге 17 века было достаточно в разных частях города:
   «Петрушка да Ларка Курицыны винокуры
   Мишка Елизарьев Печецын винокур Пятунка Офонасьев Каменев винокур
   У Симона столпника на площади
   Пятунка Шестачков Котлыгин да брат ево Кирилко винокуры (Л. 28 об.)
   Против церкви Симеона столпника дворы черные по левой стороне
   Матюшка Борисов Шелыгин ярыжной кормитца работою на винокурне
   Васка Харламов Вековицын солодовник».

   После ремесленников самая большая группа жителей Великого Устюга – торговые люди:
   «Гаврилко Иванов Карабль торговой человек Исак Федоров сын Ревякин да сын ево Калинка торговые люди Куземка да Степанко Григорьевы дети Косаревы торгуют солью Тренка Ондреев торгует в лавке всякими товары» (Л. 28)
   Сидорко да Михалко да Богдашко Прохожевы дети Березовские торгуют отъезжая болшими товары
   Фетка Демидов торгует житом
   Ивашко Моисеев Завалин торгует отъежжая (Л. 5 об.) Онтошка Юрьев торгует мылом
   Сенка да Филка Софоновы Техонины торгуют хмелем Богдашко Ростовец торгует рыбою
   Безсонко Денисов торгует всякими товары от людей
   Ивашко Тимофеев Игумнов торгует солью и рыбою (Л. 24)...
    Васка да Кондрашка Михайловы Поповы тор. в Щепетинном ряду…»

   Торговых людей, то есть купцов, много, что неудивительно для большого города, каким был на севере Руси 17 века Великий Устюг.
   Город стоит на реке Сухоне, значит, жили в нем и рыбаки. Но обратите внимание, как писец точно обозначает разновидности рыбного промысла:
   «Петрушка Иванов Толоконцов рыболов Михалко Иванов удник
   Тимошка да Левка (Л. 30 об.) да Костька Ивановы дети Суслова удники
   Обросимко Иванов рыболов
   В той же слободе дворы черные тяглых людей от острогу по правой стороне
   Петрушка Поспелов рыбной прасул
   От церкви ж вниз по реке по Сухоне
   Сенка Матвеев рыбник Ортемко Яковлев рыбник
   Ивашко Юрьев Пестер рыбной прасул».

   Рыболов ловит рыбу. Рыбник её готовит: солит, коптит. Удник делает уды, удилища. Рыбный прасул торгует рыбой, отвозит её на ярмарки по всей Руси.
   Жил в Великом Устюге и свой переводчик-толмач, который растолковывал непонятные иноземные речи:
   «Место дворовое Сергейка Елисеева немецкого толмача дан на поруку что ему двор поставить (Л. 5)».
   Видать, иноземные купцы в Великий Устюг частенько наведывались, вот толмач и потребовался.
   Для полноты картины города хочу добавить, что в писцовой книге упоминается один раз человек редкого ремесла: «Васка Болонкин скоморох» (Л. 21).
   Когда я читала эту писцовую книгу, меня умилило одно прозвище-фамилия: «Микитка Федоров Душечкин портной мастер». Задумайтесь: чтобы быть хорошим портным мастером, надо быть душевным, чутким человеком, который легко и близко сходится с людьми, поэтому и прозвали его Душечкиным. Таким был мой любимый дед – портной Ковшевников Михаил Андреевич. А предки его жили на берегу реки Сухоны в Великом Устюге, откуда по строгановским землям добрались до Кунгура, что не было единичным случаем, а массовым явлением. Кунгурские земли заселялись довольно активно устюжанами, сольвычегодцами, кайгородцами и выходцами из других северных земель. Особенно в конце 17 века, когда укрепились русские острожки после башкирских бунтов.

Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 74
Очки : 179
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения