ИСТОРИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ КУНГУРА
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Опрос

КУНГУР ЭТО

КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap14%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 14% [ 24 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap32%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 32% [ 54 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap10%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 10% [ 16 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap14%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 14% [ 24 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap8%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 8% [ 14 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap13%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 13% [ 22 ]
КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_lcap8%КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ I_vote_rcap 8% [ 14 ]

Всего проголосовало : 168

Галерея


КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ Empty
Партнёры
Free counters!
Поделиться в сетях
Апрель 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Календарь Календарь

Малый Гостиный двор 180х120
Читайте книгу "Кунгур.
Хроники старых домов"


КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ

Перейти вниз

КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ Empty КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ

Сообщение  Алина Дием 22.09.17 14:05

   Дмитрий Максимович Козлихин, а в некоторых документах его фамилия пишется как Козликин и Казликин, – из старинной казачьей семьи, уроженец станицы Попутная Лабинского отдела Кубанской области. Первую информацию о нём я получила от Нианилы Николаевны Петровой-Хориной, уроженки этой же станицы, автора книги «Приурупье моё, суровое и прекрасное», вышедшей в 2011 году к 155-летию станицы. Ныне Н.Н.Петрова-Хорина – профессор кафедры журналистики в краснодарском вузе. Нианила Николаевна Петрова откликнулась на моё обращение в церковь Святых Константина и Елены в станице Попутной, куда я написала письмо с просьбой узнать, был ли у Дмитрия Максимовича Козлихина сын 1920 года рождения. Она сообщила мне следующее:
   «На Дмитрия Максимовича Казликина в Госархиве хранится персональная карточка Героя Первой мировой войны. На военной службе с 1902 года, с августа 1914 г. воевал на Австро-Германском, с декабря 1915-го на Персидско-Турецком, с января 1917-го снова на Австрийском фронтах. Командовал казачьей сотней. Георгиевский кавалер. 9 высоких наград: Георгиевские медали 3 и 4 степени, Георгиевские кресты 4, 3 и 2 степеней, ордена святой Анны 4 степени «За храбрость», святой Анны с мечами и бантом, святого Станислава 3 и 2 степеней с мечами и бантом. В представлении к наградному листу записано: «Родился в 1880 г., вероисповедания православного. Сословие: из казаков станицы Попутной Лабинского отдела Кубанской области. Образование – 5 классов Реального училища... В 1918 году он возглавил восставших казаков станицы Попутной, сформировал отряд, принял на себя командование 1-м Лабинским полком. Во время Гражданской войны его имя было связано с полковником Шкуро...»

   Я нашла в интернете воспоминания Андрея Шкуро «Записки белого партизана». Книга написана в 1921 году в Париже, впервые издана в 1961 году в Аргентине. Впервые в России опубликована в 1991 году.
   Вот что пишет А.Г. Шкуро о Д.М. Козликине:
   « Я решил пробиваться через Ставропольскую губернию на соединение с генералом Деникиным. Чтобы пробиться в Ставропольскую губернию, мне нужно было пересечь линию железной дороги, по которой постоянно курсировали броневые поезда. Для отвлечения внимания большевиков я решил провести две демонстрации: одну – 1-м Лабинским полком у Баталпашинской, другую – одними разъездами – у Курсавки.
   Весь мой остальной отряд должен был сосредоточиться в Воровсколесской, откуда затем броситься на пересечение железной дороги... Выслав по обыкновению один полк в тыл, я погнал красных, нажимая с фронта. Брошенный в тыл 1-й Лабинский полк под командой есаула Козликина дошёл до самой станицы Баталпашинской и, ворвавшись в неё ночью, достиг станичной площади и открыл там стрельбу.
   Наполнявшие станицу красноармейцы бежали в панике к мосту через реку Кубань, оставив на произвол судьбы всю свою артиллерию и обоз. Открыв огонь по мосту, лабинцы положили там около 1500 большевиков. Затем Козликин вышел из Баталпашинской, не подобрав трофеев, и двинулся к Воровсколесской, куда тем временем прибыла, уже направленная раньше, пластунская бригада. Если бы Козликин был энергичнее и распорядительнее, он не только забрал бы всю артиллерию красных, но поднял бы и мобилизовал громадную Баталпашинскую станицу, присоединение которой вызвало бы тотчас же восстание всего Баталпашинского отдела. Вооруженный артиллерией и имея за собой Баталпашинский отдел, я представлял бы собой столь грозную силу, что мне не потребовалось бы уходить в Ставропольскую губернию, а, наоборот, я мог бы тотчас сам атаковать красных, овладеть группами, соединиться с терцами и, поставив между своей и Добровольческой армиями действовавшие против генерала Деникина красные войска, раздавить их в короткий срок. Вся кампания сложилась бы иначе.
   Козликин оправдывался тем, что Лабинский полк, состоявший из казаков, незнакомых баталпашинцам, был встречен ими недоверчиво и не мог рассчитывать на присоединение к нему местного казачества. В этом, конечно, была доля правды, но если бы, задержавшись в Баталпашинской, он связался со мною, дело пошло бы иначе. Факт же невзятия им брошенной красными артиллерии совершенно необъясним и непростителен».

   Кроме воспоминаний А.Г. Шкуро, личность Д.М. Козликина упоминается в воспоминаниях других участников Гражданской войны. Есть в интернете книга «Дневники казачьих офицеров», в ней представлены воспоминания П.М. Маслова – «Начало борьбы против большевиков. (1918)», где он рассказывает о встрече с отрядом Козликина. В книге есть примечания, в частности, о Д.М. Козликине сказано:
   Козликин Дмитрий Максимович – р. в 1880 г., из казаков ККВ. Великую войну начал подхорунжим 1-го Хопёрского Е.И.В. Великой Княгини Анастасии Михайловны полка ККВ, произведён в офицеры за боевые отличия (1915), сотник того же полка (на 5 марта 1917 г.). В Добровольческой армии и ВСЮР, подъесаул, командир 1-го Хопёрского полка в отряде Шкуро (1918), войсковой старшина, командир дивизиона 1-го Лабинского полка (март 1920 г.).
   (Дневники казачьих офицеров /Составление, научная редакция, предисловие, приложения, комментарии, подбор иллюстраций П. Н. Стрелянова (Калабухова). – М.: Центрполиграф, 2004. – 362 с. – Тираж 3000 экз. – ISBN 5-9524-0731-5)
   Но меня гораздо более военной истории Гражданской войны интересовал вопрос, был ли у Д.М. Козликина сын 1920 года рождения.
   Церковные метрические книги станицы Попутной были переданы в районный архив – в станицу Отрадную. Замечательные женщины – сотрудники Отрадненского архива и музея станицы Попутной – провели разыскания и выслали мне два документа, которые меня просто потрясли:

   Архивная справка от 11.09.2015 № 3188
   В метрической книге записей о смерти за 1918 год Константино-Еленовской церкви станицы Попутной значится убиты отрядом Красной Армии подъесаула станицы Попутной Димитрия Максимовича Козликина
   жена Анна Матвеевна 25 июня 1918 года, возраст – 36 год,
   сын Яков 16 июня 1918 года, возраст 18 лет.
   Погребение совершал священник Леонид Вишневский с причтом 28 августа 1918 года.
   Записи в метрической книге сделаны за № 100, 122.
   Основание: ф. 303, оп. 1, д. 56, л. 196 об. – 197.

   После потрясения я принялась анализировать факты. В середине июня 1918 года отряд станичных казаков во главе с подъесаулом Дмитрием Козликиным ушел из станицы Попутной в полк к Шкуро. Красные вошли в станицу через несколько дней без боя, в станице оставались старики и подростки, и начали красный террор: убивали малолеток, ведь сыну Д. Козликина было всего 18 лет. Что было с матерью, потерявшей старшего сына, за те девять дней, что ей оставались до своей смерти? Какие муки она вынесла?
   Бои белых с красными шли вдали от станицы. В ноябре 1918-го белые взяли Ставрополь. К новому 1919 году вся Кубань была под белой армией. Казаки были уверены, что смогли отстоять родную землю. Узнав о потере единственного сына и жены, молодой полковник решил не сдаваться горю и начать сначала, чтобы продолжить славный казачий род. Оставалась от семьи единственная дочка Нина – подросток. Чудом уцелела в страшные дни. Но казачьей семьи без сына не бывает, сына казаку иметь положено. Вырастить сынов-казаков для казачьих семей – дело чести.
   Выбрал полковник невесту из старинной казачьей семьи Селютиных. Их род известен в Отрадной издавна, еще в 1877 году отставной есаул Агафон Селютин был атаманом в Отрадной, а вахмистр Константин Селютин был атаманом Отрадной с 1895 по 1901 год.

   Архивная справка от 11.09.2015 № 3189
   В метрической книге записей о браке за 1919 год Константино-Еленовской церкви станицы Попутной значится заключен брак 18 января 1919 года
   жених: полковник Дмитрий Максимович Козликин, вторым браком, в возрасте 38 лет.
   Невеста: Татьяна Алексеевна Селютина, первым браком, в возрасте 22 лет.
   Поручители: по жениху Григорий Михайлович Борщов и Дмитрий Калистратович Аладьин
   по невесте Леонтий Васильевич Латорцев и Борис Антонович Брыжинский.
   Запись в метрической книге сделана за № 25.
   Основание: ф. 303, оп. 1, д. 57, л. 38 об-39.

   Следовательно, вполне возможно, что у молодой пары родился ребёнок в начале 1920 года, вполне возможно, что это был сын. Тогда слова моего отца о том, что он родился в 1920 году, окажутся правдой. Документального подтверждения у меня пока нет. Работники Отрадненского архива не нашли записей о рождении сына у Д.М. Козликина в 1920 году в станице Попутной.
   В красном терроре в июне 1918 года погиб священник местной церкви, протоиерей Павел Васильевич Иванов, прослуживший 36 лет в церкви станицы Попутной, поэтому крещение могло произойти вне станицы Попутная.
   Весной 1920 года ситуация резко изменилась, красные заняли Кубань. В мае 1920 года полковник Козлихин вместе с Добровольческой армией эвакуировался в Турцию. Думаю, жене белого казака пришлось скрыться где-то на хуторах, или в другой станице, или в горах, поэтому трудно найти запись о крещении сына.
   Вероятно, и поэтому рвался на родину Дмитрий Козликин, согласившись на заведомо смертельно опасную военную операцию. Мне кажется, он стремился к семье, к молодой жене и сыну, надеялся помочь им, если восстание казаков окажется успешным. Через три года, в июне 1923 года, группа белых казаков переправилась на шлюпке из Турции под Новороссийск, чтобы организовать восстание казаков против советской власти.
   О событиях той поры известно из сохранившихся в архивах чекистов документов, опубликованных в 2007 году. Сначала я нашла упоминание о них в интернете в какой-то статье, где упоминался «журнал деятельности полковника Д.М. Козлихина». Потом нашла источник, где он опубликован. Оказалось, это личный дневник Д.М. Козликина, который вёл краткие записи о своём пребывании на родной земле с 17 июня 1923-го по 25 апреля 1924 года, до своего ранения и ареста чекистами. Опубликованы они в книге:
   «Русская военная эмиграция 20–40-х годов XX века. Документы и материалы.
   Том 4. У истоков “Русского общевоинского союза”. 1924 г. – М., 2007. – С.735-744.
   В примечаниях и алфавитном указателе книги представлены оба варианта фамилии – Козлихин (Козликин) Д.М.
   Я нашла выходные данные книги в интернете и попросила моего двоюродного племянника Игоря Геннадиевича Голышева, профессора, историка, найти эту книгу и выслать мне во Францию. Он выполнил мою просьбу, за что ему моя искренняя благодарность.
   Сейчас, во Франции, я могу изучить эти исторические документы. Из записей Д.М. Козликина видна картина его подпольной деятельности:
   налаживание связей с верными казаками, организация схронов с продуктами в лесных пещерах для прибытия больших казачьих отрядов из-за границы, рассылка писем по станицам с воззваниями и подготовка сообщений своему руководству о политической обстановке в кубанских станицах.
   Записи опубликованы не полностью, многоточием и угловыми скобками пропусков отмечены некоторые даты. Мне хотелось бы прочитать полностью всё дело Д.М. Козлихина, хранящееся в Центральном Архиве ФСБ РФ – Ф. 2. Оп. 2. Д. 533. Л. 86-96.
   Думаю, для меня это будет невозможным, поскольку я не могу доказать, что он мой дед. Подобные отказы я уже получала. Документально доказать родство я не могу. Фактически я провела сотни часов в интернете, проверила все представленные на 2015 год источники о казаках и не нашла фамилии Козлихин, а также её варианты – Козликин и Казликин, – ни среди донских, ни среди терских, а также амурских, уральских и других казаков, кроме как на Кубани. Вывод напрашивается сам собой, что мой отец Филипп Козлихин имеет корни в станице Попутной, раз он утверждал, что его отец – белый казачий офицер. Но ни у отца, ни тем более у меня нет никаких документов, подтверждающих родство.
   И так стало невероятной удачей найти эту публикацию в книге 2007 года, изданной под грифом ФСБ и Службы внешней разведки РФ.
   К «журналу деятельности полковника Д.М. Козлихина» примыкают в книге «заметки подъесаула И.Ф. Малохутина», также засланного из-за границы с целью подготовки восстания, причём, как сказано в примечании, стилистика и орфография документа сохранены: «С 1923-24 г. живу на территории Советской в царстве зловонного израильского племени, поработившего русского мужика». Из заметок И.Ф. Малохутина можно узнать, что случилось с полковником Д.М. Козлихиным после 25 апреля 1924 года, когда оборвались его записи:
   «... Козлихин во время партизанства был ранен и раненым взят в плен, дальнейшего существования не знаю».
   Из записей самого полковника Д.М. Козлихина здесь я представляю только те, что касаются его семьи:
   «12 августа 1923. Прибыл под станицу Преградную, откуда и отправил письма по станицам верным людям, в том числе и матери.
   23 сентября 1923. Двинулся под станицу Попутную. 24 сентября прибыл на хутор станицы Попутной Сенюха, послал брата в станицу за вещами и сообщить некоторым лицам для работы. Сам скрываюсь в доме брата.
   25 сентября. Прибыла жена, привезла вещи: бельё, часы и револьвер, и жена вернулась обратно в Попутную.
   2 ноября 1923. Получил сообщение; жена представила шубу в Подгорную, ночью прибыл к Плотникову, где получил шубу от жены.
   3 ноября. Утром отправил жену обратно в Попутную, где она работает мою работу.
   10–19 января 1924. Работа под станицами. Получены сведения, что жену арестовали в станице Попутной.
   20-го января. Бежала жена из станицы Попутной в станицу Подгорную, выехала ко мне в лес».
   В дальнейших опубликованных записях ни о жене, ни о брате нет более никаких упоминаний. Но из представленных выше видно, что и брат, и жена активно помогали Д.М. Козликину. Теперь я знаю, что жену Д.М. Козликина звали Татьяна Алексеевна Селютина-Козликина, ей в то время было всего 26 лет. Вероятно, она погибла вместе с мужем в чекистских застенках. В примечании (на странице 924) о ней не сказано ни слова. Само примечание также примечательно, поэтому привожу его дословно:
   «147. Публикуемый документ принадлежит перу казака станицы Попутная Армавирского отдела Кубанской области Дмитрия Максимовича Козлихина. После провала попытки поднять восстание на территории Кубани в 1922 г. эмигрантские спецслужбы не оставляли надежду реанимировать антибольшевистское движение в области. Отдельные небольшие группы продолжали дестабилизировать обстановку. Одну из них возглавил прибывший нелегально из-за границы и снабжённый соответствующими директивами генерала С.Г. Улагая полковник Козлихин. Для ликвидации банды 17 апреля 1924 г. Контрразведывательный отдел Полномочного представительства ГПУ на юге России выслал специальное подразделение во главе с сотрудником Антоновым. 12 мая были получены сведения о нахождении Козлихина в 40 верстах юго-восточнее хутора Апсемен. В результате боестолкновения банда была рассеяна, а полковник ранен и взят в плен. В ходе допросов Козлихин дал развёрнутые показания об известных ему явочных квартирах разведки генерала С.Г. Улагая на территории Кубанской области, а также способах связи, в том числе и с заграницей. Кроме того, сведения, представляющие оперативный интерес, дали чекистам обнаруженные у Козлихина при аресте публикуемый дневник и письма».
   В последних публикуемых записях Д.М. Козликина от 19 апреля 1924 года говорится: «Бежал Козлов с семьёй. Артюхов и Миненко думают быть самостоятельными, привыкли разлагать организацию.
   20-го. Остались вдвоём с Павлюченко».
   Оставим на совести героических чекистов донесение: «В результате боестолкновения банда была рассеяна...», равно как о «развёрнутых показаниях в ходе допросов». Предполагаю, что показания не вышли за рамки того, что чекисты узнали из его дневника. Для подтверждения моих догадок я и хотела бы проанализировать «дело Козлихина». Увы, мне его не видать. Пусть это сделают добросовестные историки в будущем. Но даже чекисты не стали утверждать о добровольном сотрудничестве с ними полковника Козлихина.
   Зато события той поры и чекистские «дела» на их участников заинтересовали в 1980-е годы генерала КГБ, начальника УКГБ по Краснодарскому краю (1975–1991) Г.И. Василенко. Он написал на их основе документальную повесть «Найти и обезвредить» (М.: ДОСААФ,1987). В повести он не раз упоминает полковника Козликина и других исторических лиц под подлинными именами, но маскирует свой основной «источник» : подъесаул Иван Фотиевич Малохутин, эмоциональные записи которого генерал КГБ охотно использовал, превратился под его пером в подъесаула Малогутия.

   Современные писатели также охотно пишут свои романы, используя в качестве героев действительные исторические лица. Как, например, Алексей Кондаков в своем романе «Последний козырь» (глава 6):
   «Приезд генерaлa Фостиковa в стaницу Отрaдную был обстaвлен с помпой, кaк в прежние добрые временa. Снaчaлa прибыли генерaлы Геймaн, Евсюков, полковники Тихонов, Крыжaновский, Князев, Козлихин, Бочaров и другие более мелкие чины, комaндовaвшие отдельными отрядaми. Сaм генерaл Фостиков ещё с вечерa нaходился в соседнем aуле и ждaл, когдa дaдут знaть, что всё готово. Он предпочёл бы приехaть скромно. “Тaк легче договaривaться и убеждaть”, – пояснил он своё желaние полковнику Чaпеге, комaндиру отрядa, зaнимaвшего стaницу Отрaдную.»

   После долгих разысканий мне удалось, наконец, найти в 2016 году дату и место смерти моего предполагаемого деда – Дмитрия Максимовича Козликина:
   24 сентября 1924 года он был расстрелян чекистами в ОГПУ в Армавире.
   Погиб на родной земле Кубани. Ему было всего 44 года.

   Козликин Д.М. расстрелян в Армавире 24 сентября 1924 г. В указанный период начальниками Армавирского ОГПУ были Иванов Иван Михайлович (16 марта 1923 г. – 18 сентября 1924 г.) и Щербак Христофор Петрович, прибывший из Омска (18 сентября 1924 г. – 12 апреля 1926 г.).

   Сведений о молодой жене Д.М. Козликина – Татьяне Алексеевне Селютиной-Козликиной, 26 лет, моей предполагаемой бабушке, – пока не удалось найти.

Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 77
Очки : 184
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28

Вернуться к началу Перейти вниз

КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ Empty Re: КУБАНСКИЕ КОЗЛИКИНЫ

Сообщение  владбор 19.03.21 20:28

Галина , здравствуйте. Я -Владимир Козликин. Родом с Кубани. Возможно, что у нас общие корни. Я отправил Вам не большое письмо по личному адресу, может получиться пообщаться, до связи...

владбор

Сообщения : 1
Очки : 1
Репутация : 0
Дата регистрации : 2021-03-16

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения