ИСТОРИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ КУНГУРА
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Опрос

КУНГУР ЭТО

"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap13%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 13% [ 28 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap35%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 35% [ 74 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap10%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 10% [ 21 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap13%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 13% [ 28 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap8%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 8% [ 16 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap13%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 13% [ 27 ]
"ГОВЁШКИ"  I_vote_lcap9%"ГОВЁШКИ"  I_vote_rcap 9% [ 19 ]

Всего проголосовало : 213

Галерея


"ГОВЁШКИ"  Empty
Партнёры
Free counters!
Поделиться в сетях
Февраль 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Календарь Календарь

Малый Гостиный двор 180х120
Читайте книгу "Кунгур.
Хроники старых домов"


"ГОВЁШКИ"

Перейти вниз

"ГОВЁШКИ"  Empty "ГОВЁШКИ"

Сообщение  Алина Дием 20.09.17 15:43

   Первых классов было несколько: ашки, бяшки, вошки, говёшки и дураки. Мы оказались «говёшки», на что ничуть не обижались, ведь наш класс первый «Г» – самый лучший в мире. К тому же получилось, что мы в большинстве своём – соседи по улице. Одноклассницами оказались мои ближайшие подружки – Таня Паклеева и Наташа Полетаева, недалеко от нас жили Аркаша Пиликин и Слава Андрюков. В соседних кварталах были дома Толи Новикова, Люды Лебедевой. До поворота мы возвращались вместе из школы с Ирой Банниковой, Люсей Козицыной.
   Как оказалось, я действительно не умела писать, хотя читала ещё до школы. Дома чтению меня не учил никто, но чтение вслух с мамой по вечерам, а днём с дедом его газет сыграло свою роль, и я незаметно для всех научилась читать. Обнаружил это дед, когда мне было пять с половиной лет. Дед выписывал несколько газет: «Известия», «Труд», «Красная звезда», «Искра», возможно, и другие, но эти я помню точно. Летом копились газеты большой стопкой на стуле, а потом исчезали в бабушкиной растопке. Однажды летним днём дед, зачитавшись газетой, сказал мне: «Ну-ка, подай «Красную звезду» за прошлую неделю». Я порылась в стопке и выдала нужную газету.
   Дед стал читать, а потом, опомнившись, опять мне: «А подай-ка «Известия» за июнь». Внучка послушно зашуршала в стопке, вытаскивая «Известия» за июнь.
   Дед пересмотрел поданные газеты и позвал бабушку: «Настя, иди сюда, Галинка-то у нас читает!»
   Вдвоём они указывали мне крупные газетные заголовки, и я, помолчав с минуту над газетой, выдавала бодрым дикторским голоском весь заголовок: «Быстрыми темпами идёт сенокос» или «Успешно закончено строительство многоквартирного дома». Дед с бабушкой переглянулись удивлённо, а вечером рассказали маме. Ну, подивились-порадовались, но учить письму или счёту не стали. В школе научат. И вечерние мамины чтения вслух продолжались, как и раньше. Читала она плавно, с выражением, лучше всяких артистов по радио, к тому же во время чтения я сидела у неё на коленях и рассматривала картинки в книге, как можно отказаться от такого счастья?
   В школе никакого чтения пока не было, а вместе с остальными «говёшками» я училась писать простым карандашом. Не удивляйтесь, такое на то время было методическое требование – начинать обучение письму не с ручки, а с простого карандаша. Мы учились выводить крюки и палочки чётко по косым линиям для правильного наклона. Несколько недель мы выводили эти загогулины, прежде чем перешли к алфавиту и прописям.
   Уроки письма я обожала, от слов «волосяная-нажим» замирала душа. Я вдыхала аромат чернил, с упоением выводила красивые письменные буквы, как будто китайский писец-художник просыпался во мне. А слово-то какое замечательное – чистописание! Тщательно выверялось качество пёрышка, в левой руке я держала наготове перочистку. Никаких чернильных заусениц не должно появиться! Заглавные буквы с довольно скромными завитушками радовали глаз. Я научилась писать, как в прописях!
   Каллиграфия – искусство и, как всякое искусство, оставляет след в душе. И до сих пор я обожаю красивый русский почерк. А недавно мне посчастливилось в домашнем архиве мужа-эльзасца обнаружить старые немецкие письма, написанные восхитительно мелким, с размашистыми завитушками почерком и тоже с волосяными линиями! Письма датированы 1904 годом.
   Цифры на уроках арифметики я тоже любила выписывать. Вот двойка – начинается с жирной точки, потом идёт ровная головка, плавный изгиб и заканчивается волнистым хвостиком – красивая цифра. Уроки чтения никогда не были для меня скучными. Я легко и послушно привыкла читать по складам «для всех», хотя «Букварь» и даже «Родная речь» были мной уже давно прочитаны, но раз надо, значит надо, и я прилежно читала вместе со всем классом «как надо», возможно, чуточку подыгрывая, почти бессознательно. Были у нас ещё уроки рисования, труда и физкультуры. Как правило, шли они четвёртым уроком и у «говёшек» считались лёгкими. Из рисования помню мою первую в жизни «тройку». Получила я её за то, что нарисовала снеговика красным карандашом. Объяснялось это просто: синий карандаш сломался. Занять у соседей не удалось, все синие карандаши были в деле, поскольку мы рисовали тематическую картинку «Зимние забавы детей». Моё художественное виденье снеговика в красном цвете учительница оценила как посредственное.
   «Тройка» запомнилась, но не огорчила, за оценки мне не приходилось бороться. Без больших усилий я получала пятёрки и превратилась в круглую отличницу.
   В конце учебного года в последних числах мая Таисья Михайловна велела прийти нарядными и повела нас фотографироваться всем классом. В тёмной фотографии у Сылвы недалеко от моста нас рассадили и поставили, как пожелала Таисья Михайловна. Рядом с учительницей сидят в первом ряду два отличника – насупленный, серьёзный Аркаша Пиликин и большеглазый, красивый и прилежный Слава Андрюков. Оба в настоящих школьных формах для мальчиков – толстых шерстяных тёмно-серых рубашках с блестящими серебряными пуговицами и под ремнём, с пришитыми белыми воротниками.
   Рядом с ними ещё один мальчик в форме, кажется, Лёня. Его фамилию я совсем не помню. Остальные мальчики на фотографии в вельветовых рубашках, а высокий Толя Новиков в белой рубашке с коротким рукавом.
   Все девочки без исключения в коричневых школьных платьях и белых фартуках. Мы с Ирой Банниковой стоим прямо за спиной учительницы. У многих девочек в косичках уже не атласные и шёлковые ленты, а модные – капроновые. Они только-только появились в городе. За моей спиной в третьем ряду у подружки Наташи Полетаевой в её тонюсеньких, обрысканных косичках узкие, но капроновые и красные бантики, которыми девочки восхищались всю
дорогу. В моей косе, самой толстой и длинной косе в классе, тоже красовался белый широкий капроновый бант, и я перебросила косу через плечо, чтобы его было видно на фотографии. Жаль, что фотография чёрно-белая, не видны наши рыжие, рыжеватые, русые головёнки и веснушки.
   Все мы серьёзно, без улыбок смотрим в объектив. Впереди у нас долгая жизнь.
   К весне, как и обещала учительница, мы действительно все научились читать, писать и считать. Пусть успехи у всех были разными, но научились все! Спасибо учителям, учительницам-старушкам, которые спокойно, доброжелательно, без розг, крика, понуканий и наказаний, неспешно за год выучивали по тридцать-сорок детей чтению, письму и счёту.
   Поклон им низкий.
Алина Дием
Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 87
Очки : 196
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28
Возраст : 69
Откуда : из Пермского края

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения