ИСТОРИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ КУНГУРА
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Опрос

КУНГУР ЭТО

ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap13%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 13% [ 28 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap35%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 35% [ 74 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap10%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 10% [ 21 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap13%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 13% [ 28 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap8%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 8% [ 16 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap13%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 13% [ 27 ]
ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_lcap9%ДОКТОР АНДРЮКОВ I_vote_rcap 9% [ 19 ]

Всего проголосовало : 213

Галерея


ДОКТОР АНДРЮКОВ Empty
Партнёры
Free counters!
Поделиться в сетях
Февраль 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Календарь Календарь

Малый Гостиный двор 180х120
Читайте книгу "Кунгур.
Хроники старых домов"


ДОКТОР АНДРЮКОВ

Перейти вниз

ДОКТОР АНДРЮКОВ Empty ДОКТОР АНДРЮКОВ

Сообщение  Алина Дием 12.09.17 15:49

   Доктор Андрюков – наш семейный доктор-спаситель. Он спас деда, когда тот был ранен в голову в Первую мировую войну. Семейная легенда гласит, что юный военфельдшер в свой первый бой спас нашего двадцатилетнего деда от осколочного ранения в голову тем, что, взяв горсточку глины с поля боя, пожевал её и замазал жёваной кашицей рану на черепе, а потом дотащил раненого до полкового лазарета. Я и сейчас в это верю, на войне всё может быть.
   Как земляки, они служили в одном полку. И, чудом уцелев после войн – Первой мировой и гражданской, – встретились в Кунгуре и дружили всю оставшуюся жизнь. Доктор Андрюков так и остался фельдшером, но его авторитет в нашей семье был непоколебим, не хуже профессора от медицины.
   Он спас маму в самый трагичный момент её жизни, настояв на «немедленной госпитализации».
   Он лечил меня, когда я заболевала «обязательными» детскими болезнями – корью, свинкой и коклюшем. «Беги за Андрюковым», – говорила бабушка деду, когда я, против обыкновения, вяло сползала с кровати и плелась к умывальнику. Бабушка щупала мой лоб, заваривала сухую малину, поила меня малиничным чаем с мёдом, обвязывала крест-накрест пуховой шалью и отправляла в постель.
   Из моей комнаты было слышно, как шумно здоровался доктор и гремел рукомойником. Подняв перед собой толстые белые кисти рук, доктор Андрюков подходил к моей кроватке. «Ну-с, барышня, на обследование!» – командовал он. Бабушка подавала ему чайную ложку и включала свет, даже если светило солнце. Доктор Андрюков носил круглые очки. Меня всегда смешило его абсолютно круглое лицо с круглыми очками. Я нисколько не боялась доктора и охотно выполняла все его указания: открывала шире рот, дышала или замирала под холодным стетоскопом, не вертела головой, когда он мягкими толстыми пальцами давил горло. После обследования доктор Андрюков ставил безошибочный диагноз и назначал лечение. Бабушка уважительно кивала.
   Лечение начиналось немедленно. Доктор Андрюков тут же доставал из своего узенького смешного чемоданчика нужные лекарства, посылал деда в аптеку, если чего-то не хватало, и садился в кухне пить чай. «Обильное тёплое питьё» мне прописывалось всегда, поэтому я пристраивалась рядом с ним и с удовольствием слушала беседу взрослых. Доктор Андрюков был единственным человеком не из родственников, с кем бабушка охотно и откровенно разговаривала. За чаем с доктором Андрюковым иногда всплывали такие подробности и новости, о которых я и подумать не могла. Доктор Андрюков был прекрасно осведомлён о всех многочисленных членах нашей семьи. Бабушка и дед доверительно советовались с ним, ведь доктор Андрюков плохого не посоветует и за порог лишнее не вынесет, как говорила бабушка.
   Доктор Андрюков навещал нас за время болезни не раз, без дополнительного приглашения, следил за выздоровлением. Охотно пил чаёк и говорил, что бабушку он слушал бы и слушал, как песню. Уже взрослой, став филологом, я поняла его сравнение: у бабушки была живая, образная, точная речь, наблюдательный ум и своеобразный юмор – необидные, острые словечки, поэтому и затягивались их чаепития. Я наблюдала, как всё шире расползалось пухлое лицо доктора, как он заливался тоненьким смехом или округлял свои голубые глазки и ужимал печально ротик в зависимости от бабушкиных речей.
   Ответственность доктора Андрюкова простиралась исключительно на «детские» болезни. Как только меня постигла печальная участь – желтуха, болезнь Боткина, поразившая всех детей в округе, – он немедленно отправил меня в больницу, в инфекционное отделение. Одну. Без мамы, деда и бабушки. Они стояли под окнами, заливаясь слезами при виде измученного жёлтого личика. Их не пускали в больницу больше месяца, вплоть до выписки, когда мне не отдали мою новую куклу – Ванечку. Редкая кукла-мальчик навсегда осталась в инфекционном отделении и часто снилась мне в грустных детских снах.
   Когда я долго не болела, дед, соскучившись по другу, брал меня с собой и мы шли к Андрюковым. Доктор Андрюков жил в Засылвенской части, в узком переулке, заросшем крапивой с меня ростом. Его большой и тёмный дом стоял в глубине сада под раскидистыми деревьями. Мне помнится он сумрачным, окна всегда завешены тяжёлыми шторами, потому что его дочери было больно смотреть на свет. Доктор Андрюков жил с женой – бледной и совершенно седой старушкой и дочерью-инвалидом. Возможно, были у него и другие взрослые дети, но его дочь-дауна я побаивалась. Она же при виде нас бурно радовалась, хлопала в ладоши, улыбалась беззубым ртом. Не сводя с меня узенькие глазки ни на минуту, она совала мне то конфетку, то пряник. Я лепетала спасибо, и она подпрыгивала от удовольствия и взвизгивала. Она поглощала всё моё внимание, и поэтому я помню только полутёмные комнаты и её лицо дауна.
   За глаза, в разговорах с тётей Пией, бабушка жалела доктора Андрюкова из-за больной дочери. Тётя Пия говорила, что дочь его – тяжкий крест и божье наказанье за его доброту. Это было мне непонятно тогда, да и сейчас. Но мудрая тётя Пия Булатова – отдельная глава нашей жизни, о ней надо рассказывать особо.
   Андрюковы – старая кунгурская фамилия, известная с 18 века, а может, и раньше. В Архиве древних актов есть кунгурские документы от 1780 года – «Список учиненный в кунгурском провинциальном магистрате о живущих в городе Кунгуре мещанах... », так там представлено целое гнездо Андрюковых в несколько семей. Одна семья Андрюковых «имеют рукоделие отделывание овчин», другая семья «имеют торг прасолный они ж и хлебопашество...», третья семья «имеют столярное ремесло», есть Андрюков – «кирпищик», есть «черноработец».
   Был у меня сосед-одноклассник Слава Андрюков, по сей день живущий в своём доме на улице Гагарина. Мне кажется, если он покопается в своей родословной, то выявит родственные связи и с Андрюковыми 18 века, и с доктором Андрюковым, другом деда. Хорошо, если кунгуряки ещё помнят славного доктора и добрейшего человека.
   Доктор Андрюков был рядом с нами во все тяжёлые годины нашей жизни. У меня сохранилась фотография с похорон бабушки 17 апреля 1963 года. У гроба бабушки перед нашим домом собралась почти вся семья, и доктор Андрюков стоит рядом с нами, толстый, лысый, круглый, в своих круглых очках, и печально смотрит на бабушку, которую он называл песней.
Алина Дием
Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 87
Очки : 196
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28
Возраст : 69
Откуда : из Пермского края

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения