ИСТОРИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ КУНГУРА
Вы хотите отреагировать на этот пост ? Создайте аккаунт всего в несколько кликов или войдите на форум.
Опрос

КУНГУР ЭТО

ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap13%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 13% [ 28 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap35%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 35% [ 74 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap10%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 10% [ 21 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap13%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 13% [ 28 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap8%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 8% [ 16 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap13%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 13% [ 27 ]
ЗНАКОМСТВО I_vote_lcap9%ЗНАКОМСТВО I_vote_rcap 9% [ 19 ]

Всего проголосовало : 213

Галерея


ЗНАКОМСТВО Empty
Партнёры
Free counters!
Поделиться в сетях
Февраль 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Календарь Календарь

Малый Гостиный двор 180х120
Читайте книгу "Кунгур.
Хроники старых домов"


ЗНАКОМСТВО

Перейти вниз

ЗНАКОМСТВО Empty ЗНАКОМСТВО

Сообщение  Алина Дием 28.08.17 16:18


   Дом Третьяковых в Любимово отличался не столько достатком, сколько необыкновенной чистотой. И мать Федосья Сергеевна – чистюля, а уж дочери-девчонки скребли, мыли, чистили всё до блеска – и дом, и бочки под мёд. Отец часто повторял, что пчёлы – существа нежные, чистоплотные, не только грязь не выносят, а и запаха плохого не терпят. Сам не пил-не курил, ходил всегда чисто. Да и мёд продать купцам в Кунгуре не просто, репутация нужна. Задумал Фёдор Иванович обновить гардероб себе и всей семье, но не в Кунгуре, за 20 вёрст не наездишься, а подешевле – у переезжих портных. Так в доме Третьяковых появился шить полушубки да детские тёплые пальтишки в ноябре 1912 года деревенский портной Андрей Данилович Ковшевников с семнадцатилетним сыном Мишей.
   Ремесло Андрея Даниловича состояло в том, что он находил клиентов, имеющих нужду в пошиве одежды для всей семьи, договаривался с ними о сроках и цене и прибывал на постой на несколько дней или недель в зависимости от заказа. Он приезжал на своей лошади, которую надо было по договору кормить хозяину-заказчику, а также и себя с помощником-сыном. Портной привозил свой инструмент – дорогостоящую немецкую швейную машину «Зингер», овчины, ткани, фурнитуру, два больших зеркала, опасливо укутанных в овчины, и даже манекен.
   Переезжие портные, как правило, располагались в горнице возле окон или в светёлке, чтобы работать до темноты. Умение ладить с людьми – необходимое условие работы деревенских портных, ведь жить приходилось на виду в чужих семьях. Об Андрее Даниловиче шла хорошая молва: и шил добротно, на славу, и сам человек славный – в меру разговорчив, в меру молчалив, плохого слова не скажет ни о ком никогда, богобоязнен, учтив, скромен, лишнего не запросит. Руки золотые, шил строго по фигуре каждого заказчика. Кому на животик припустить, кому плечи выровнять – всё умел. Любо-дорого носить обновку его работы. И сынок его единственный, сызмальства ему помогая, стал таким же славным парнем.
   Миша к семнадцати годам нагляделся на разных девиц: на белотелых, полногрудых деревенских красавиц с томными пустыми глазами, и на сухопарых дурнушек, несмело глядевших в зеркало, примеривая обновку, и на озорных, пытавшихся задеть скромного парнишку то словом, то щипком. Вот и в этом доме Третьяковых сёстры были такие разные.
   Его ровесница Настя – ладная, с тяжёлой русой косой, спокойная, рассудительная. Погодка Татьяна – улыбчивая, с вечно сияющими глазами, не хохотушка, но в глазах столько удовольствия, как будто каждый день, даже ненастный, приносил ей одну радость. Озорницей в семье Третьяковых была Санка – девчушка лет десяти, худенькая, резвая. От Санки шум на весь дом, то носится как маленькая, то визжит-заливается неудержимым смехом, вся извертелась меж двух больших портновских зеркал, того гляди расколотит ненароком. Санка – любимица матери, та её утихомирить не могла. Отца зачастую в доме не было, и только Настя справлялась с ней. Взглянет Настя, порой и слова не скажет, а Санка присмиреет. Мать в своей маленькой комнатке по целым дням сидит с шестилетними двойняшками – Симой и Дусенькой, от них никакого беспокойства не было, не то что от прыткой Санки.
   На Введенье все пошли в село Комарово в красивую высокую Рождественскую церковь. После обедни Андрей Данилович задержался на паперти, разговорился с мужиками. Миша мялся в сторонке, выглядывал знакомых. Довольный, подошёл к нему отец. Значит, сумел договориться с кем-то о новом заказе. Пошив у Третьяковых подходил к концу. Хозяин Фёдор Иванович уже примерил свой светлый тулуп и остался доволен. Три новеньких чёрных полушубка для хозяйки и старших дочек красовались на вешалке. Дошить осталось две детские шубейки для Санки и Симы, да нарядное тёплое пальтишко для Дусеньки. Работы немного, скоро опять в дорогу.
   Миша и не догадывался, что отец уже договорился с Фёдором Ивановичем Третьяковым о самом главном в Мишиной жизни. На днях мужики довольно долго и тихо беседовали на крытом дворе. Миша их случайно застал, идя в нужник, но ничего из разговора не расслышал. На вопросы отец отмахнулся: погоди, потом скажу.
   Всю обратную дорогу в родное Байкино портные легко молчали. Заработали неплохо, кроме денежек, щедрый заказчик еще и мёдом расплатился. Впереди несколько дней в уюте своего дома, куда всегда возвращались с радостью. Миша скучал по разговорам со своей некрасивой, но доброй старшей сестрой Пией, по маминым рыбным пирогам, которых придётся ждать до Рождества. Но и постные мамины похлёбки хороши. Их семья, по деревенским меркам, маленькая, всего-то четверо, жила дружно, тепло, свободно в большом доме.
   Андрей Данилович любил своего единственного сына Мишу, но беспокоился за него с каждым днём всё больше. Больно робок. Не глуп, скажет нужное слово при надобности, но больше отмалчивается, первым и подавно речь не заведёт. И как при таком характере ему клиентов сыскать? А ведь придётся ему на хлеб зарабатывать самостоятельным портновским ремеслом, где и привлечь заказчика надо уметь, и товар лицом показать, нахвалить, связи наладить. Шить-то Миша научается хорошо, усидчивый, руки портновские, ловкие, тонкие, работает справно. А вот характеру ему не хватает.
   Вот дочка Третьякова – Настя – та как раз характером не обделена. Не грубая, а тихо властная. Редкая девушка, такую не сразу сыщешь. И всё-то у неё ладно – и лицо, и стать, и повадки. Хорошей хозяйкой будет. С ней Михаил не пропадёт. Где у самого не получится, она плечо подставит, совет даст. На таких жёнах дом держится. Уж портным-то видать, кто домом правит. Есть-есть такие бабы, вроде и слова лишнего не вымолвит, а посмотрит в глаза спокойно да и направит на путь истинный.
   Андрей Данилович улыбался про себя. Приедет домой, скажет жене, что клад нашёл – золотую девку для Михаила. А там уже и сыну объявит о сговоре, и дочери. Да... дочь Пия, пожалуй, поплачет вволю. Сидит в старых девах, а младшего брата женить собрались. Горе, однако, не шуточное с ней. Жалко Пию всей душой, добрая она, но не вышла красотой. И худа, и долга, и непригожа, что говорить – все видят. И сама всё знает, давно плачет, бедная. Андрей Данилович с Анной уж и про приданое свахам говорили не раз, а желающих нет на Пию. Опять же и Пие веселей будет жить, когда Настя в дом войдёт. Дай Бог счастья им, девушкам нашим, бабочкам!
Алина Дием
Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 87
Очки : 196
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28
Возраст : 69
Откуда : из Пермского края

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения