Опрос

КУНГУР ЭТО

12% 12% [ 12 ]
32% 32% [ 31 ]
11% 11% [ 11 ]
14% 14% [ 14 ]
10% 10% [ 10 ]
13% 13% [ 13 ]
6% 6% [ 6 ]

Всего проголосовало : 97

Галерея


Ключевые слова

Партнёры
Rambler's Top100
Кунгурский каталог сайтов Free counters!
Поделиться в сетях
Сентябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Календарь Календарь


"ТРЕТИЙ" МАГАЗИН

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

"ТРЕТИЙ" МАГАЗИН

Сообщение  Алина Дием в 14.09.17 16:30

   Знаете ли вы «третий» магазин в Засылвенской части на Гагарина, бывшей Крестьянской, а ещё раньше Мининской улице? Крепенький, приземистый, из когда-то белёного кирпича, но всегда облезлый от времени и непогоды, стоит он стойко на своём месте уже лет двести. Он из тех купеческих времён, коими славен Кунгур. Я помню его в 1960-е годы из моего детства как центр нашего снабжения. Именно там мы покупали хлеб, сахар, соль, конфеты-подушечки, пряники. Я помню его пузатую стеклянную витрину, которая казалась мне самой лучшей, ведь сравнивать особенно мне было не с чем. Вот разве с Круглым магазином? Но ведь он так далеко, «в городе».
   И «нашим» была именно эта лавка – «третий» магазин. Кульки пергаментные, коричневые, прочные, хрустящие – помните? В магазин дед приносил меня на руках лет с трёх, ставил у витрины, и над моей головой витал негромкий разговор покупателей из очереди. Пустым я магазин не видела ни разу. Всегда толпились люди, разговаривали, протягивали поверх витрины руки с денежками, иногда налегали на меня неуклюжие бабёнки и мужики. Но это мне нисколько не мешало наслаждаться дивной витриной, разглядывать её внутренности.
   Дед дружески общался с соседями по очереди, потихонечку продвигаясь к толстой продавщице. Из-под его руки я пыталась дотянуться до открытой части прилавка, чтобы поближе разглядеть эту счастливую волшебницу. Продавщица казалась мне прекрасной и приветливой, она всегда улыбалась нам с дедом. Скорее всего, улыбалась-то она деду – красавцу с мягкими, слегка вьющимися волосами с проседью, с суховатым лицом с благородно очерченным носом, твёрдым большим подбородком. Вся его мужественная сухопарая стать всегда была привлекательна для женщин, как я поняла много-много позднее.
   Муку давали со двора, из какой-то двери в глубине магазина. Место чрезвычайно интересное для меня: часть двора была вымощена старыми половицами, был кое-какой навесик у стены, лежали пустые ящики, чурбаки – в общем, было на чём прикорнуть старушкам. Людей за мукой собиралось много, давали её не каждый день. Разговоры, разумеется, велись и здесь, не умолкая. Помню, что частенько винили хрущёвскую кукурузу, мол, из-за неё муки стало мало. Очередь спокойно посиживала во дворе часа два, не ругаясь, не толкаясь, а чинно подходя в свой черёд к большим напольным весам со своими мешками, чтобы затариться долгожданной крупчаткой.
   Не помню никаких недоразумений или ругани в очереди. Люди были знакомы, пусть шапочно, по очередям, но все жили неподалёку и считались своими, так чего ругаться, опережать других. Может, хватало не всем, – что ж, в другой раз.
   Дед, однако, отоваривался всегда успешно. То ли знал точно, когда подойти за мукой, то ли хоть в этом был удачлив, не знаю. Скорее всего из-за его привлекательности и могла ему шепнуть нужное слово толстая продавщица. Почему-то я считала её толстой. А может, она просто тепло одевалась в толстые кофты, ведь этой «счастливице» приходилось целый день торговать в холодной лавке. Помню, как уважительно она звала всегда деда – Михал Андреич да Михал Андреич. Надо сказать, что дед в то время был ещё молодой, думаю, в лучшие свои годы – с 60 до 70 лет. (Правда, это сейчас я так считаю.)

Сетку мял в руках, теребил.
Далеко ли опять до беды.
Восемь лет в лагерях оттрубил,
может, хватит... кабы да кабы.

Вот авоську с утра прихватил,
авось пряников прикупить
да цейлонского пачечки две –
вот и счастье в родной избе.

Дед авоську в руках теребил
цвета блёкло-синей судьбы,
где года просочились в дыру,
авось выживу – не помру.


   Умница наша бабушка сразу сообразила, что лучшим снабженцем будет именно дед, и поэтому никогда не ходила с ним по магазинам, не мельтешила в очередях, а спокойно дожидалась его дома. Дед приходил с покупками, выкладывал их на кухне, и они мирно обсуждали покупки и новости «из города». «Ушел в город», – отвечала мне по утрам бабушка, когда я поздно просыпалась и спрашивала, где деда. Вместе с бабушкой «в город на базар» мы ходили, на моей памяти, всего несколько раз. Бабушка наряжалась: тёмная шерстяная «парадная» юбка, чёрный плюшевый стёганый жакет («жакетка»), голову туго повязывала шерстяным платком, белым в чёрную клетку, – и мы чинно шли «в город». Жили мы на окраине, на пересечении улиц Крестьянской и Бочкарёва, и идти было, действительно, далековато. Шли мимо нашего «третьего» магазина, мимо восемнадцатой школы, переходили сылвенский громадный и страшный Мост и, наконец, попадали «в город».
   Про Мост и Город, если позволите, я расскажу позже. Но сейчас хотелось бы спросить: а чей был «третий» магазин? Кто из купцов его построил? Поклон ему от меня благодарственный.
   В апреле 1990 года после отсутствия в четверть века мы с мамой приезжали в родной Кунгур. Спешили на Всесвятское кладбище, к могилам дедушки и бабушки, дошли до «третьего» магазина и ... как же я обрадовалась ему! Как доброму старому знакомому! «Здравствуй, «третий», как живёшь-работаешь? Стой так, дорогой, ещё двести лет». И уже взрослым, внимательным взглядом оценила его тихую красоту. А ведь особняк-то прекрасный! Посмотрите, какой ладный, как уместно каменное узорочье над полукруглыми окнами второго этажа, как украсили лавочку кирпичные колонны по углам крыши и широкое чердачное окно с фигурным навесом, а между ними ажур чугунной решетки. А рядом, слева, как великолепно смотрится старинный многооконный дом из толстых чёрных брёвен! Вместе они создают превосходный ансамбль – кусочек прошлых веков во плоти. Вкусный ансамбль, как два белых грибочка.
   Я не удержалась и сфотографировала. И сейчас, спустя ещё 25 лет, из французской дали любуюсь им, разглядывая мамин альбом, который я увезла во Францию после смерти мамы. Смотрю на старые фотографии, вспоминаю любимого деда, мудрую бабушку, милую маму, моё счастливое кунгурское детство.
   Так кто построил «третий» магазин? Кто жил в чудесном доме по соседству? Кто мне расскажет?

   Ответ Алексея Ершова, админа сайта «История и генеалогия Кунгура»:

   «Вот что пишет по поводу прежних владельцев С.М. Мушкалов в книге «Забытое кунгурское купечество», с. 97:
   «Павел Александрович имел собственный двухэтажный дом с каменной кладовой и надворными постройками на Мининской улице (ныне магазин № 3). В 1889 г. дом оценивался в 800 рублей».
   То есть до революции дом этот принадлежал Павлу Александровичу Сыскову, купцу 2-й гильдии».

   Спасибо, Алексей Иванович, за ответ и отличную современную фотографию «третьего» магазина! Поклон и купцу Павлу Александровичу Сыскову через годы от «покупательницы» Гали Ковшевниковой!

Алина Дием
Русская поэтесса
Русская поэтесса

Сообщения : 50
Очки : 151
Репутация : 1
Дата регистрации : 2017-08-28

Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения